21:33 

Почему реальность и ирреальность никогда не столкнутся

rena-reina
Передо мной с закрытыми глазами сидит парень. Из-за освещения его кожа приобретает желтоватый оттенок. Солнечно-желтый. От этого лицо выглядит живым.
Он слегка покачивается из стороны в сторону. Левее, правее, вперед, назад. У него за спиной рюкзак защитного цвета (еще один цвет, который бросается в глаза) и что-то вроде мешка. Это «что-то» контрастирует с безмятежностью его лица. Да, безмятежность - это то слово, которое мне было нужно.
Безмятежный человек что-то забыл посреди сует буднего дня.
Ему удалось выключиться из этой реальности.
Что реально, а что - нет?.. Ты нажимаешь на какой-то выключатель в своей голове - щелк - и переходишь от реальности к ирреальности. А потом обратно. Много-много раз за свою жизнь. Все происходит очень быстро, и никто вокруг не понимаешь, что с тобой только что произошло нечто важное. Ты вновь увидел изнанку.
Паренек как ни в чем не бывало открывает глаза и выходит из автобуса. Я выхожу вместе с ним.
У меня в голове - почему-то - война.
Война находит отклик в моей голове (если можно так говорить, если - правильно бросаться такими громкими словами), потому что она - ирреальность наяву. То, чего быть - здесь и сейчас - не должно. Ощущение войны слишком отличается от ощущения мирной жизни.
В последнее время я много смотрю и читаю о войне. И о том, что из нее вытекает - о терактах. Мне это нужно для учебы и мне это - попросту - интересно. То неуловимое чувство ирреальности, с которым я живу всю свою жизнь. Не такое же, но - той же природы. Не всегда удается понять (осознать), зачем и почему я нахожусь здесь и сейчас. Воспринимая мир как-то не слишком правильно с точки зрения среднестатистического жителя провинциального городка.
Прежде чем увидеть парня с безмятежным выражением лица, я читала. Вновь о войне. У Марины Ахмедовой есть книга под названием «Женский чеченский дневник». О Наталье Медведевой, военном фотографе. Это связано с еще одной особенностью моего мировосприятия: я считаю военную фотографию верхом всего. Потому что снимки улыбок, зданий, еды, котов, красивых людей и прочего могут быть бесконечно прекрасными. И, конечно же, такими же важными (мир лучше войны). Но они слишком отличаются от иррациональной войны.
Позже, когда уже прихожу домой, я нахожу фотографии Натальи Медведевой. Кроме всего прочего, обнаруживаю снимок той ирреальности, о которой говорится в книге. Читаешь-чувствуешь-видишь. Страшное.
Здесь могут быть мысли о том, что есть для меня фотография. Если бы у меня были слова для этого, я бы их записала. Но слов у меня нет. Выразить невыразимое не получится. Те образы, те эмоции, те цвета, тени, жизни, оттенки, что я вижу-слышу-чувствую, описать невозможно. Фотокарточки со страшным здесь стоят рядом со снимками радостных людей. Они каким-то образом связаны, а каким - не знаю.
Все начинается с мира, разбиваемого на картинки. Картинки бывают разными. Все они важны, не все сопоставимы. Закрывший глаза паренек оказался связанным в моем сознании с войной.

URL
Комментарии
2014-09-20 в 22:08 

skyfox-ilse
"Как будто кто-то в школе не знает, что мисс МакКанарейкл дымит, как паровоз, пьёт, как сапожник, и ругается..."
жаль, что здесь нельзя поставить лайк под записью, как вконтакте. потому что иногда нет нужды комментировать, хочется просто поставить лайк

   

Белые стены

главная